Тёща и Новый Год

Тимоха лежал на диване. По телевизору шли предновогодние концерты. До Нового года остался день, и Тимофей наслаждался предоставленным отдыхом. Все поручения жены были выполнены, ёлку ещё вчера они с сыном нарядили, но вдруг жена вспомнила, что не хватает каких – то мелочей. Вместе с сыном они отправились докупать продукты, а Тимоха остался наслаждаться долгожданным отдыхом. Ничего не предвещало о надвигающейся угрозе. Дверь распахнулась, и на пороге возникла фигура нежданного гостя.
– Почему маму не встречаете?- заявила она с порога.
Тимофей привстал с дивана.
– Здравствуйте, Аргентина Игоревна,- проговорил он уныло,- мы не ждали вас. А Таня с Вовкой ушли в магазин.
– А я решила сделать вам сюрприз,- проходя в комнату, сообщила тёща.
Она стала оглядываться.


– Так и знала, что ёлки нет,- возмутилась она,- ничего без меня не можете сделать.
– У нас есть ёлка,- возмутился Тимофей.
– Это ты называешь ёлкой,- презрительно проговорила Аргентина Игоревна.
– А чем она плохая,- стал оправдываться Тимоха,- даже лучше, чем живая. Не осыпается.
– В магазине тоже резиновых женщин продают, да только ты чего- то женился на моей дочери,- презрительно проговорила тёща.
Столь оглушительный аргумент чуть не подбросил зятя до потолка.
– И где же я сейчас найду живую?- воскликнул он.
– Это же хорошо, что я такая предусмотрительная,- решительно проговорила Аргентина Игоревна,- захватила с собой саночки. Пойдём в лес, вырубим ёлку.
– Да вы что!- испуганно воскликнул Тимофей,- их постоянно охраняют. Хотите, чтобы меня оштрафовали?
– Только дураков штрафуют, которые воровать не умеют,- заявила тёща,- и какой идиот будет сейчас охранять? Они давно уже встречают Новый год.
Пришлось Тимохе подчиниться.
– Надо Татьяну из магазина дождаться и предупредить,- с надеждой, что жена встанет на его сторону и отменит поездку, проговорил Тимофей.
– Не надо,- заявила тёща,- пусть будет сюрприз. Может, мы даже раньше вернёмся, чем они.
До леса надо было идти полтора километра и всё время вверх.
Выйдя на улицу, Тимоха увидел тёщины саночки. Они были сварены из уголка и имели приличные размеры.
– На этих саночках можно дрова возить,- проговорил он.
– А мой покойный муж и возил, пока не подорвался,- ответила Аргентина Игоревна и решительно взяла топор.
– Тронулись!- воскликнула она и двинулась по дороге.
Тимоха сообразил, что саночки тянуть придётся ему. Пришлось приложить немало сил, чтобы сдвинуть их с места. Потом стало полегче. Хорошо, что поводок был длинный, можно было впрячься и, упираясь каблуками, тянуть санки. Метров через сто тёща начала кряхтеть и, остановившись, заявила:
– Что – то ноги у меня начали болеть. Как бы я не слегла. Ты же не хочешь, чтобы я все праздники пролежала у вас с распухшими ногами?
Меньше всего на свете Тимофей хотел бы этого.
– Что вы! – воскликнул он,- может, вернёмся?
– Да, что же за мужики пошли?- возмущённо воскликнула Аргентина Игоревна,- другой бы сказал: «Садитесь, мама, я вас довезу».
Тимоха с ужасом посмотрел на «маму», потом на саночки. Выбор небольшой: или все праздники терпеть тёщу, или везти её в лес.
Тяжело вздохнув, он проговорил:
– Садитесь, мама.
Аргентина Игоревна радостно плюхнулась на санки.
– Назад, с горки, будет легче,- ободряюще проговорила она.
Теперь Тимофей выглядел точно, как на картине Репина «Бурлаки на Волге».
Уже через несколько метров одежда стала мокрой. Верёвка больно врезалась в грудь. А тут ещё тёща запела: «Ямщик, не гони лошадей!»
За всё время пути у Тимофея не только второе дыхание открылось, но и третье, и четвёртое. Когда он взобрался наверх, и появились первые деревья, ноги были словно ватные. Хотелось упасть в снег и больше не подниматься.
Тёща, бодро вскочив, двинулась в лес, бросив на ходу:
– Не отставай.
После тёщи санки показались сделанными из пуха. Но предстояло ещё найти ёлку и самое главное – срубить её и не попасться. На трясущихся ногах Тимоха двигался за Аргентиной Игоревной, пока она не остановилась.
– Держи топор,- произнесла она и, всунув в руки зятя инструмент, отошла в сторону.
Ёлка была метра два с половиной в высоту. Вздохнув, Тимоха стал рубить. Шум от топора разнёсся по всей округе. Тимофей прислушался, со страхом сжимая топор.
– Чего замер? Быстрей руби!- воскликнула тёща.
Страх придал силы, и через минуту ёлка с треском упала на бок.
– Конец нам!- воскликнул Тимофей,- может, хоть бить не будут?
– Грузи ёлку,- зло выкрикнула Аргентина Игоревна,- ну, и зятёк мне попался.
Обхватив ёлку, она села в сани. Тимофей надеялся, что хоть назад не придётся тёщу везти.
– Давай, быстрей!- подгоняла она.
Собрав последние силы, Тимоха рванул санки и бросился бежать. Действительно, под горку было совсем не тяжело. Тимофей словно не чувствовал саней. Выскочив из леса, он приостановился, заметив огоньки приближающейся машины. В этот момент сани догнали его и ударили по ногам. Тимоха упал на спину и помчался вниз.
– От неожиданности, у Тимофея захватило дух и сковало всё тело. Санки с каждой минутой всё сильней набирали скорость. В этот момент перед его глазами проплыла вся его жизнь.
– А куда делась тёща?- мелькнула у него мысль, когда сани стали останавливаться.
Тимоха поднялся и оглянулся. Где – то далеко у леса горели огни.
– Тёщу арестовывают,- мелькнула у него злорадная догадка.
Жена с удивлением смотрела на Тимофея, когда он начал снимать мокрую одежду.
– Где ты был?- наконец, спросила она.
– На санках катался,- ответил Тимоха и рухнул на диван.
Он так и не сознался, что с тёщей ходил ёлку воровать. И только наступило утро, в хату ворвалась разъярённая «мама».
Подбежав к Тимохе, она хотела что – то сказать, но слов не хватало. Она лишь открывала рот и махала руками.
– С наступающим Новым годом, мама!- невинно проговорил Тимофей.- А где ёлка?

Александр Мецгер

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Тёща и Новый Год
Adblock detector